Свежие комментарии

  • Валентина Л
    Виноватые уже назначены и это не турки.Транспортная прок...
  • вячеслав харченко
    Дичь и днище. Кого туда набирают?Полицейскому пред...
  • Konstantin Петров
    Медведь приходил к палатке? Дедушки под 70 вдвоем ночевали в палаточке?Медведь приходил ...

Лживый налог: парниковая теория заведомо преступна. Колонка Анатолия Вассермана

Лживый налог: парниковая теория заведомо преступна. Колонка Анатолия Вассермана

Известный публицист на основе собранных им доказательств утверждает о вреде от так называемого углеродного налога, вводимого ЕС.

На днях подсчитано: если в ближайшие годы сохранится нынешний объём экспорта из Российской Федерации в Европейский Союз, то бизнес РФ станет терять более миллиарда евро в год на вводимом ЕС в ближайшее время трансграничном углеродном налоге. Его будут взимать за углекислоту, выброшенную в атмосферу в ходе производства товаров (в том числе и электростанциями, чья энергия использована всем производственным оборудованием). Импортёры в ЕС изо всех стран заплатят примерно десять миллиардов евро в год.

Понятно, в конечном счёте эти деньги возьмутся из карманов потребителей в самом ЕС. Но налоги, потраченные в основном внутри ЕС, большей частью к этим же потребителям и вернутся. А вот импортёры скорее всего ради сохранения конкурентоспособности не смогут поднять цены и возместить себе налог, так что для них это прямая потеря, а для граждан ЕС столь же прямая выгода.

Правила Всемирной торговой организации в значительной мере ограничивают возможности государств и межгосударственных структур вводить платежи с импортируемых товаров. Но углеродный налог вряд ли удастся оспорить в суде ВТО.

Ведь его вводят с благородной вроде бы целью: добиться от внеЕСовских производителей снижения выброса углекислоты и тем самым затормозить глобальное потепление. Вообще перед всем миром поставлена сложнейшая задача: к 2050‑му году вовсе прекратить выброс углекислоты в воздух, дабы температура Земли перестала расти.

Лживый налог: парниковая теория заведомо преступна. Колонка Анатолия Вассермана

А что: перестанет, что ли?

В 1909‑м году лучший в тот момент физик Соединённых Государств Америки (напомним, так колумнист называет США. — Прим. ФАН) (и один из сильнейших тогда в мире экспериментаторов) Робёрт Уильямс Робёртович Вуд (1868.05.02–1955.08.01) на макетных парниках с разными покрытиями доказал: парниковые — активно поглощающие углекислоту — газы не нагревают, как за несколько лет до того предположили, а охлаждают поверхность Земли. С тех пор тот же факт доказан ещё множеством независимых способов. Так, исследование под руководством Андрея Петровича Капицы (1931.07.09–2011.08.02) состава льдов, накопленных в Антарктиде за добрых полмиллиона лет, показало: концентрация углекислоты в воздухе всегда начинает расти через несколько десятилетий после начала повышения среднеземной температуры, и ещё через несколько десятилетий скорость роста температуры заметно падает. Правда, далеко не до нуля: температуру Земли меняют астрономические причины — от колебаний (с очень разными частотами) активности Солнца до изменений формы орбиты Земли под воздействием притяжения других планет Солнечной системы. Нынешнее глобальное потепление сменится похолоданием, по примерным оценкам, через несколько десятилетий. Но может продержаться и пару веков, как предыдущее.

Лживый налог: парниковая теория заведомо преступна. Колонка Анатолия Вассермана

Тысячелетие назад, когда об энергетике и промышленности с выбросом углекислоты никто и подумать не мог, средняя температура Земли была градусов на пять выше нынешней. Правда, тогда ещё не было современных способов её измерения. Но сохранилось множество сведений для косвенной оценки. Приведу один пример. В ту эпоху долгое мореплавание в открытом море было ещё технически невозможно — требовались промежуточные базы. Одну из них скандинавы нашли на острове Исланд — Ледяная земля: его берега и тогда были покрыты льдом, но в центральной его части многочисленные источники вулканического тепла создали микроклимат, позволяющий успешно заниматься скотоводством и земледелием. Опираясь на снабжение местной продукцией, скандинавские мореходы обнаружили ещё западнее остров Гренланд — Зелёная земля: там южное побережье было не просто свободным от льда, но и опять же достаточно тёплым, чтобы снабжать экипажи мясом, зерном и (что особо важно) свежими овощами для предотвращения авитаминоза (в те времена термина ещё не было, но с болезнями, порождаемыми нехваткой витаминов, моряки были уже знакомы). Опираясь на эту базу, скандинавы пошли ещё дальше на Запад и открыли Винланд — Винную землю (в языческих и христианских обрядах вино играло разные, но весьма важные роли, так что важно было знать, удастся ли выращивать виноград на месте или нужно везти готовую продукцию за тридевять земель, рискуя её порчей по дороге: тогда ещё не было нынешней технологии консервации вина микродозами двуокиси серы). Но через пару веков похолодало настолько, что с юга Гренландии пришлось уйти. Походы в Винланд прекратились. Поэтому сейчас эта земля именуется Америкой в честь Америго Анастазиовича Веспуччи (1454.03.09–1512.02.22), первым после её нового обнаружения европейцами объявившего её отдельным материком, а её открывателем считается не Лейф — сын открывателя Гренландии в 982‑м Эрика Рыжего (а Исландию открыли в 860‑х годах при участии Наддода — брата прапрадеда Эрика по прямой мужской линии Торира) — в 1000‑м, а Христофор Доминикович Колумб (1451.08.26–1506.05.20) в 1492‑м (он тогда обнаружил лишь несколько островов Карибского моря, а североамериканское побережье освоили через век–два). И во времена Колумба, и в наши дни Гренландия покрыта льдом практически полностью, а о земледелии даже на южном её берегу и речи нет. Поэтому, кстати, некоторые историки (в основном — слабо знакомые с навигационными и логистическими сложностями) уверяют, что Эрик назвал открытую им землю Зелёной из рекламных соображений, чтобы привлечь туда побольше поселенцев, и даже не задумываются, что сделали бы суровые скандинавские воины с Эриком, обнаружив обман.

Лживый налог: парниковая теория заведомо преступна. Колонка Анатолия Вассермана

Почему парниковые газы охлаждают Землю? Потому, что всё ими поглощённое они тут же переизлучают, причём во все стороны равномерно. В результате половина перехваченного ими тепла от Солнца уходит обратно в космос. На один квадратный метр поверхности, перпендикулярной солнечным лучам и находящейся на орбите Земли, падает 1370 ватт от Солнца. На такой же квадратный метр непосредственно на поверхности Земли — 1100 ватт: остальные 270 переизлучаются. Причём на протяжении всего времени, когда возможны достаточно точные измерения этих чисел, они колеблются синхронно, то есть температуру Земли определяет Солнце.

Непосредственно от поверхности Земли тепло отводит в основном конвекция — подъём нагретого и потому менее плотного воздуха. Излучение становится значимо лишь на высоте около сотни километров, где плотность воздуха столь мала, что конвекция почти неощутима на фоне прочих движений.

Роль излучения у поверхности Земли ничтожна. Его мощность пропорциональна четвёртой степени температуры. Земля нагрета в среднем почти до трёхсот кельвинов, а поверхность Солнца — до шести тысяч, так что с каждого квадратного метра Солнца уходит в сто шестьдесят тысяч раз большее излучение. Конечно, до Солнца полтораста миллионов километров, но это лишь значит, что от Земли уходит столько же энергии, сколько падает на неё от Солнца. Строго говоря, чуть больше: внутри Земли всё ещё распадаются радиоактивные элементы, захваченные при формировании планеты из газопылевого облака вокруг Солнца. Но эта добавка пренебрежимо мала, и климат определяется почти исключительно солнечным излучением.

Уильям Джэймсович Томсон (1824.06.26–1907.12.16) за заслуги в физике удостоен в 1866‑м дворянства, а в 1892‑м для него учреждён титул барона Келвин по названию реки, протекающей около университета в Глазго, где он работал. Как и большинство английских слов, вошедших в русский язык до конца Великой Отечественной войны, оно у нас произносится с немецким акцентом — согласные смягчены. Томсон предложил, в частности, отсчитывать температуру от абсолютного нуля — –273.15 градуса по Цельсию, где классическое тепловое движение молекул полностью затухает (а квантовую механику, где существует своя причина колебаний, создали в основном после его смерти: впрочем, квантовые эффекты мало связаны с температурой). Градусы, равные цельсиевым, но отсчитанные от этой точки, называют кельвинами (К).

В качестве иллюстрации нагревательной роли парниковых газов приводят Венеру, чья атмосфера целиком состоит из них. Но молекулярная масса воды — 18, углекислоты — 44. При такой разности плотностей атмосфера Венеры резко неоднородна по высоте: у поверхности — почти чистый углекислый газ, на высоте — почти чистый водяной пар. Разница плотностей в 2.5 раза привела к тому, что заметная конвекция развивается только при нагреве поверхности до 600 К. Основные газы земной атмосферы — азот с молекулярной массой 28 и кислород (32). Поэтому состав атмосферы практически одинаков по всей высоте, и конвекция достаточно велика уже при 250–300 К на поверхности.

Лживый налог: парниковая теория заведомо преступна. Колонка Анатолия Вассермана

Уж и не говорю о том, что углекислота поглощает инфракрасное излучение сравнительно слабо. Изо всех газов, содержащихся в земной атмосфере, наивысшей способностью к поглощению (и соответственно излучению) в расчёте на одну молекулу обладает метан, но его сравнительно мало, и ключевой вклад в общее поглощение (и переизлучение в космос) даёт водяной пар. Но даже истеричнейшие зелёные не требуют сократить его содержание в воздухе: все водоёмы планеты не перекрыть, не говоря уж о сопутствующем прекращении облаков и дождей. Зато углекислый газ выбрасывают в атмосферу не только вулканы и пожары лесов и степей: порядка 1/1000 его накоплено в атмосфере действительно деятельностью человечества.

Требование сократить (а лучше — вовсе прекратить) промышленный выброс углекислоты по сути представляет собою стремление поставить всю мировую энергетику (а через неё — и всё мировое производство) под контроль из единого центра — того, что данное требование выдвинул. Трансграничный углеродный налог — давление на производителей с целью их сдачи на милость потребителей. Любые действия (в том числе в рамках международных соглашений), так или иначе опирающиеся на парниковую теорию глобального потепления — либо мошенничество, то есть введение других в заблуждение с корыстными целями, либо жертва мошенничества.

Полагаю, первоочередным ответом на трансграничный углеродный налог должно стать формирование рынка стран, не входящих в соглашения об ограничении выработки углекислоты. И, конечно, мы обязаны объяснять всему миру (и прежде всего гражданам стран, инициировавших такие соглашения), как и ради чего нас всех обманывают столь нагло и беззастенчиво.

(Напоминаем: по настоятельной просьбе нашего уважаемого колумниста его материалы выходят с авторской орфографией и пунктуацией. Также напоминаем, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции. — Прим. ФАН).

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх