Свежие комментарии

  • Александр Фишкин
    Это всё потому что пистолеты не продаются.Жителя Энгельса з...
  • Александр Фишкин
    И долг остался, и сел. Идиот-неумеха.Американка попыта...
  • ник зайчиков
    Интересно , а с каких пор выход из дома на улицу стал являться преступлением .Задержанную участ...

Сергей Никоненко: Мысли покинуть Родину не было — жить в другой стране я не смогу

Сергей Никоненко: Мысли покинуть Родину не было — жить в другой стране я не смогу

Актер театра и кино, режиссер Сергей Никоненко заявил ФАН, что у него никогда не было мысли уехать жить в другую страну.

Знаменитый советский и российский актер театра и кино и режиссер Сергей Никоненко заявил ФАН, что у него никогда не было мысли уехать жить в другую страну. За рубежом не только другой юмор, но и другие понятия.

Народный артист РСФСР, которому в пятницу исполняется 80 лет, в эксклюзивном интервью рассказал о том, как он будет праздновать юбилей, а также о своем видении современных кинематографа и театра, о личном отношении к политике одного соседнего государства и о многом другом.

Звонок корреспондента Федерального агентства новостей застал любимого актера миллионов россиян в Крыму.

«Ярких кинематографических побед я не вижу»

— Сергей Петрович, вы там по работе или отдохнуть приехали?

— Я на гастролях со спектаклем по комедии Островского «Не в свои сани не садись». У нас четыре города — Ялта, Симферополь, Евпатория и Севастополь.

— Отмечать свой день рождения будете?

— Конечно.

— В тесной семейной обстановке или планируются какие-то широкие торжества?

— На сцене буду играть в это время, в спектакле «Калина красная» — в театре «Русская песня» под руководством Надежды Георгиевны Бабкиной.

Надежда Бабкина и Сергей Никоненко

— А кто-то предлагал вам устроить более торжественное мероприятие в этот день?

— Ну, что значит предлагал? Обычно предлагают те, кому стукнет, у кого юбилей (смеется). Смотрите, спектакль начнется в семь вечера, закончится в 10, — очень поздно же. Но, вообще, отмечать, наверное, будем уже 19-го числа в Центральном доме кино.

— Ну и прекрасно! Теперь о другом. Что скажете о нынешнем кинематографе и нынешнем театре — если сравнивать их с советским временами. Что лучше, что хуже, или и тогда были, и сейчас есть хорошие, позитивные моменты?

— Таких уж ярких кинематографических побед я не вижу, хотя хорошие картины, конечно, появляются. Просто хочется, чтобы их было больше.

Если же говорить о театре... Ну, в театре, как видите, дали людям свободу, и на государственные деньги режиссеры иногда прям настоящее безобразие творят.

— Я даже предполагаю, кого именно вы имеете в виду…

— Да кого-кого, Богомолова и Серебренникова, конечно же, господи. То, что они делают, это такой своеобразный пиар. О чем еще тут говорить?

И совсем другой пример. Посмотрите на спектакли Бабкиной. Вот это театр! Такой, знаете, свежий жанр, хотя, может, я не совсем точно сказал. Если заглянуть в историю театрального дела, то можно найти корни даже в древнегреческом театре, вот что я вам скажу! Потому что есть драматургия и есть хор. Помните, у Еврипида, Софокла, Эсхила присутствовал хор? Он, так сказать, или вступает в конфликт с героем, или объясняет ему ситуацию…

Вот здесь роль хора исполняет ансамбль «Русская песня». И исполняет просто настоящие музыкальные шедевры — иногда даже мороз по коже, зрители смотрят все это со слезами благодарности. Спектакль «Калина красная» — очень долгий, но ни один человек раньше времени не уходит.

— То есть зрителям, грубо говоря, не стыдно от того, что они видят на сцене?

— Да! Отец может прийти в театр со своей взрослой дочерью, лет 15-16-17-ти, и ему за это стыдно не будет. Совсем другое дело то, на что можно наткнуться в «Гоголь-центре».

Сергей Никоненко и Алексей Маклаков (в кресле) во время премьеры музыкального спектакля по произведениям А.П. Чехова и М.М.Зощенко в постановке режиссера Романа Самгина на сцене Московского государственного музыкального театра фольклора «Русская песня»

«Раньше меньше внимания уделяли крови, стрельбе»

— Как вы считаете, есть ли в наше время актеры и актрисы столь же высокого уровня, какие были в советское время?

— Я думаю, что их поменьше. И скажу вам, почему. Вы знаете, в погоне за этими сериалами, за быстрым созданием кино, сильно ослабла драматургия. Вот как было в советское время? Мы тогда считали, что существует перебор с «цензурными клетками», и сложно проходить все эти цензурные ворота, причем их было несколько. Но ведь халтуру-то они не пропускали!

А какие драматурги были?! Что Габрилович, что Розов, я уж не говорю о Вампилове. А еще фильмы Шукшина — это же тоже драматургия — писательская, с характером. Это хорошая литература, над которой работали продолжительно, внимательно, никуда не спешили.

А сейчас… Взять какой-нибудь сериал. Там 320 серий и 227 ролей. Я лет 15 назад тоже снимался в таком проекте — мне был просто интересен этот опыт, — называется «Любовь как любовь». 320 серий, но, я считаю, что роль-то одна. Не 320, нет!

Или взять «Каменскую», где 84 серии, и роль-то снова одна. Кстати, думаю, что с «Каменской» трудно соперничать вот этим нынешним сериалам, которые вы сейчас видите на экранах, — криминальным, полицейским.

— Почему?

— Да потому, что раньше меньше внимания уделяли крови, стрельбе, а больше — психологии, аналитике преступлений. Они анализировались. Мы пытались как бы разобраться в причине-следствии, и это было очень интересно.

— Вы, наверное, считаете роль в «Каменской» одной из своих лучших, это если говорить о сериалах. А вот какой бы назвали фильм своим самым-самым? Тот, которым больше всего гордитесь. Есть такой?

— Почему только один? У меня есть несколько картин, за которые я как бы несу ответственность! Вот расскажу вам о режиссуре. Бывало, смотришь первый раз картину, и она как бы такая — не очень, не все в ней сложилось. А потом проходит какое-то время, и смотришь уже по-другому — а что, вроде не такая уж и плохая картина. А проходит еще время — да просто хорошая!

Я снимал три фильма по Шукшину, по рассказам Василия Макаровича, это — «Елки-палки», «А поутру они проснулись» и «Охота жить». За последнюю работу я получил пять призов на пяти фестивалях, а фильм (вышел в 2014 году. — Прим. ФАН) на экранах практически-то и не был. Меня это категорически не устраивает — вот почему он не проходит к зрителю?

Я подозреваю, а не засели ли там подлецы, которые не хотят именно русского слова, не хотят продвигать русскую культуру? Или есть какие-то рамки, которые я плохо понимаю, или плохо в них разбираюсь. Этим, говорят, должен продюсер заниматься — продвигать, двигать, толкать…

Картина снята, но она почему-то не идет в кинотеатрах. А как же те пять призов на фестивалях? Я, что, для фестивалей снимаю фильмы? Нет!

Сергей Никоненко: Мысли покинуть Родину не было — жить в другой стране я не смогу

— Для зрителя?

— Для зрителя, конечно же! Мне бы очень хотелось пойти, как я всегда это делал, посмотреть свой фильм в кинотеатре. Я покупаю билет, прохожу и тихо смотрю его вместе со зрителями. В этом случае мне становится понятно, для чего я вообще снимал (смеется).

— То есть по реакции зрительного зала вы понимаете, что и как?

— Да-да, именно так.

А вот если говорить об актерстве… Знаете, есть одна роль, которая меня уже 50 лет не отпускает. Ровно полвека назад я сыграл Есенина (в фильме «Пой песню, поэт…». — Прим. ФАН), и это даже привело к тому, что я, настолько им увлекшись, через 20 с лишним лет создал Есенинский культурный центр.

Но на мой юбилей префектура Центрального административного округа Москвы на днях подложила «хорошую» свинью. Взяли и изуродовали вход в подвал, где у меня студия звукозаписи и где находятся всякие запасники. Они срéзали крышу над этим входом, и теперь, значит, там будут заливать дожди, и вода пойдет под дом.

Но почему меня-то не позвали? Мне заявили, что эта крыша не зафиксирована в БТИ, но все это делалось с разрешения мэра Лужкова. Тогда были сделаны этот вход, совсем никому не мешающий, и небольшой козырек.

«Тут все вместе — и дураки, и подлецы»

— А вы что?

— Мне позвонили и рассказали, что там происходит. Я позвонил в управу Арбата. К слову, я же являюсь почетным гражданином Арбата, 80 лет не меняю прописки в доме, в котором родился и живу.

— Это редчайший случай…

— Редчайший. Хотя в последние годы, признаться, больше живу за городом, но прописан я по одному и тому же адресу в Сивцевом Вражеке. И там же, в этом дворе, совершилось, как я считаю, преступление против русской культуры. Потому что это культурный очаг, и я содержу его за свои деньги все эти 25 с лишним лет. Я у государства ни копейки не взял! И хочу передать этот центр Москве в подарок, потому что уже тяжеловато его содержать…

Сергей Никоненко: Мысли покинуть Родину не было — жить в другой стране я не смогу

— Вы сейчас в Крыму. Как, находитесь уже в черном списке одной соседней страны?

— Да давно уже! С 2015 года или даже с 2014-го.

— Как вообще к этому относитесь?

— А как еще к этому относиться? Это все сделали американцы, негодяи, все они проплатили.

— Ну, идиотизм же, согласитесь, — называть российских актеров угрозой национальной безопасности Украины?

— Да о чем вы говорите! Там полный идиотизм, понимаете? Во всяком плохом деле ищи или дурака, или подлеца. А тут, по-моему, все вместе — и дураки, и подлецы.

— А за политикой вообще следите?

— Слегка-слегка слежу. В партиях никаких не состою, хотя сочувствую «Справедливой России». Но, по-моему, ей силенок уже не хватает, ей бы побольше чего-то такого…

— Смотрите, они же объединились с партией Захара Прилепина и теперь называются «Справедливая Россия — За правду».

— Ну да, знаю. Я бы хотел, чтобы все обратили внимание на культуру и на то, что несут вот эти проходимцы типа Чубайса или Грефа. Они говорят о каких-то «трех классах образования», о том, «как управлять массой, если она будет образована». Это что за постановка вопроса?! Это куда они нас тянут? У нас было бесплатное образование в СССР, а нам говорят: «За 4-й класс надо уже платить».

— Все знают, что у нас были и есть проблемы: и в советское время, и в российское. У вас никогда не возникало такой шальной мысли: «Что-то я устал здесь, поеду-ка я жить в другую страну»?

— У меня нет. Я не смогу жить в другой стране.

— То есть Родина есть Родина?

— Да. Знаете, меня не пугает незнание — я немножко английский-то знаю. Поспать, поесть или выйти погулять — это я смогу по-английски рассказать. А вот жить там не смогу, нет. Другой юмор, или он другого сорта, или он отсутствует, да и вообще понятия другие.

— Говоря жаргоном из определенных мест?

— Именно (смеется).

Сергей Никоненко: Мысли покинуть Родину не было — жить в другой стране я не смогу

Сергей Никоненко родился 16 апреля 1941 года в Москве. В 1964 году окончил актерский факультет ВГИКа, а в 1971-м — режиссерский. С 1968 года является членом Союза кинематографистов.

В 1974-м был удостоен звания заслуженного артиста РСФСР, а в 1991 году — народного. Лауреат премии Ленинского комсомола (1976). Награжден государственными наградами.

Будучи режиссером, Сергей Петрович снял около двадцати кинокартин. Среди них — «Ёлки-палки!..», «Цыганское счастье», «Целуются зори», «Хочу вашего мужа», «Не хочу жениться!», «А поутру они проснулись», «Трын-трава» и другие.

Как актер снялся в более чем двухстах фильмах и телесериалах, включая эпопею «Освобождение», «Завтра была война», «Герой нашего времени», «Сталинград», «Зимний вечер в Гаграх», «Звонят, откройте дверь», «Классик», «Инспектор ГАИ», «Шестой», «Анкор, еще анкор!» и многие другие.

Ранее режиссер Вера Сторожева поздравила с 55-летним юбилеем актера Сергея Пускепалиса.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх