Свежие комментарии

День донора: спасение в добровольцах — альтернативы человеческой крови нет

День донора: спасение в добровольцах — альтернативы человеческой крови нет

Специалисты объяснили, почему доноры получают такие маленькие компенсации.


В России уже на протяжении 14 лет 20 апреля отмечают национальный День донора крови. В этот день в далеком 1832 году петербургский акушер Андрей Вольф сделал первое переливание крови пациентке и спас ей жизнь. Успешная процедура дала толчок развитию донорства в России. Что изменилось с тех самых пор? Охотно ли люди становятся донорами? Достаточно ли материала для производства антиковидной плазмы? Как пандемия повлияла на запасы крови и хватило ли их пациентам? Можно ли заменить чем-то донорскую кровь? И как далеко в этом направлении продвинулись разработки ученых? Как обстоят дела в России с донорством костного мозга? На эти вопросы ответили специалисты в рамках онлайн-эфира, организованного ФАН и Медиагруппой «Патриот».

В эти дни в Уфе проходит Всероссийский форум службы крови. Это мероприятие ежегодно собирает около 500 специалистов со всех регионов России. В рамках форума участники обменивается информацией и опытом. В этом году одной из основных тем была работа станций переливания крови во время пандемии. Как рассказал специалист по пропаганде Городской станции переливания крови Санкт-Петербурга Станислав Давыдов, участники, в частности, поделились опытом привлечения доноров для заготовки антиковидной плазмы.

«Момент, который поднимался в рамках форума, — заготовка антиковидной плазмы. Это очень важное направление деятельности службы крови. В Петербурге это начали делать в мае 2020 года. <…> В первую очередь, это большая информационная работа — надо привлечь потенциальных доноров. Затем уже узнать, нет ли ограничений на сдачу крови у переболевшего человека. У нас было более 2,5 тыс. желающих — это очень большая цифра. Это люди, которые проявили инициативу. Те, кто прошел отбор и проверку стали донорами антиковидной плазмы», — пояснил Давыдов.

Он также отметил, хотя на данный момент нельзя категорично заявить, что антиковидная плазма помогает при лечении пациентов с коронавирусом, на сегодняшний день положительный эффект от ее применения наблюдается у большинства людей. И клиницисты все еще продолжают свою научно-исследовательскую работу в этом направлении.

О том, что Санкт-Петербург справился с сокращением объемов донорской крови в пиковый период пандемии, сказала и заведующая отделением переливания крови Петербургского онкоцентра Ольга Котова. В сложной ситуации помогли волонтеры.

«Необходимость в переливании крови — это важная составляющая лечения наших пациентов. При лечении опухолей химиотерапией нередко возникает риск анемии, что требует переливания. Во время пандемии поток доноров резко сократился. Люди боялись перемещаться по городу и старались как можно меньше контактировать между собой. И мы обратились к волонтерам», — рассказала участница прямого эфира.

По ее словам, это позволило в какой-то степени компенсировать недостаток доноров, и работу удалось перестроить так, чтобы ни один пациент не остался без помощи. Кстати, относительно замены донорской крови искусственным материалом все специалисты сошлись во мнении, что альтернативы на данный момент нет и в ближайшее время не предвидится.

«В настоящее время разработки кровезаменителей ведутся, но альтернативы пока нет. Заменить ее ничем нельзя. Она, помимо газотранспортной функции, выполняет целый ряд других функций, содержит еще эритроциты и тромбоциты, которые пока заменить нечем», — заявила Ольга Котова.

Вопрос привлечения доноров несмотря на выплату за сдачу крови и два выходных дня, которые предоставляются ему, всегда стоит остро. Вполне возможно, ситуацию могло бы спасти увеличение выплачиваемой суммы. Но председатель правления в МОБО «Национальный центр социальной помощи» Марина Францева объяснила, деньги, которые получает доброволец — это не плата за кровь, а лишь компенсация, «чтобы он мог пойти покушать» после донации. И сумма этой компенсации весьма невелика. Она составляет 5% от минимального размера оплаты труда. Конечно есть еще и региональные надбавки, но не везде. Например, в Петербурге донор получает около 1300 рублей, а в Москве уже больше, поделилась Францева. И если, несмотря на это, ситуация в донорством крови в России относительно стабильная, то донорство костного мозга развивается со скрипом.

«Там проблемы и с законодательством, и с формированием регистра доноров, — поделилась специалист. — А самое главное — для людей это звучит страшно. Наконец-то надо принять закон о донорстве костного мозга, чтобы начать формировать всероссийских регистр доноров. Это, кстати, тоже информационная проблема. Люди мало знают об этой процедуре и боятся ее. Но ведь чем больше доноров зарегистрировано, тем выше вероятность спасения чьей-то жизни».

В ходе эфира Францева объяснила, что благодаря современным технологиям для забора материала пункция уже не используется. Сейчас, чтобы его получить, человеку в кровь вводится специальный препарат, который стимулирует выработку стволовых клеток, их и забирают. Да, процедура не быстрая, призналась она, и длится 4–6 часов. Но все это время человек находится в сознании и либо просто отдыхает, либо смотрит телевизор.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх