Свежие комментарии

  • Валентина
    А кому интересна американская позиция ? Может американским индейцам ? Уж больно смахивает на индейца этот Блинкин.......Блинкен озвучил г...
  • Vladimir Lenkov
    Действительно, что такого, что Зема бомбил Сербию. Он же извинился. Интересно, только деньги заставляет их быть таким...Президент Чехии п...
  • В В
    маразм крепчает у всякого рода союзовРоссия обошла США...

NFT-искусство: Ближний Восток осваивает современные арт-технологии

NFT-искусство: Ближний Восток осваивает современные арт-технологии

Гражданин Катара воспользовался западным опытом и первым в регионе открыл инновационную галерею искусств.

Деятели искусства из стран Персидского залива намерены покорить виртуальное пространство, осваивая инновации цифрового мира. Все больше художников и владельцев галерей в регионе обращают внимание на новый для себя вид творчества, стремительно набирающий обороты по всему миру.

NFT-искусство стало особенно популярно после аукциона Christie’s, на котором цифровое произведение художника Бипла было продано частному коллекционеру за 69,4 млн долларов.

Цена в этом случае оказалась наиболее привлекающим для СМИ фактором, однако примечательной является и сама технология, с помощью которой на тех торгах продавались современные произведения культуры.

Что такое цифровое NFT-искусство, на каких технологиях оно основывается и какие перспективы в этом открывают для себя ближневосточные художники — разбиралась международная редакция Федерального агентства новостей.

Цифровое искусство

NFT (Non-fungible) — это невзаимозаменяемый токен, который представляет собой уникальный цифровой сертификат (аналог ценных бумаг), удостоверяющий право собственности на какие-либо виртуальные активы с помощью технологии блокчейн (blockchain — непрерывная цепочка содержащих информацию блоков, выстроенная по определенным правилам). Это могут быть видеозаписи, музыка, рисунки, статьи, мемы и даже твиты.

Таким образом, созданный кем-то рисунок может стать объектом NFT-искусства, электронной собственностью, доступной для продажи. Большинство подобных цифровых активов сейчас являются частью известного блокчейна Ethereum, имеющего свою криптовалюту Ether (эфир).

Изображения и видео в интернете легко скопировать, однако благодаря технологии NFT в виртуальном мире все равно остается оригинал произведения со своим сертификатом и правом собственности на него.

Несмотря на полную идентичность скопированного кем-то файла, он считается всего лишь копией, подделкой оригинала. Если переводить это на привычные аналогии, то вы можете иметь копию «Моны Лизы» Леонардо Да Винчи и повесить ее на стену у себя дома, однако всегда будете знать, что оригинал находится в Лувре. То же самое работает и с NFT.

Галерея Bawa перенимает иностранный опыт

Аукцион Christie’s стал своего рода прецедентом, положившим начало «золотой лихорадке» в сфере зарождающегося NFT-искусства. Тенденцию приметили и ближневосточные деятели.

Бандар аль-Ваззан из Кувейта увидел в этой ситуации возможность стать пионером в торговле криптоискусством и основал свою онлайн-галерею Bawa. Она существует уже около полугода.

В минувший четверг, 15 апреля, аль-Ваззан запустил выставку с необычным названием «Старик Суади зовет верблюдов в пустыне, и они бегут к нему, как ребенок бежит к своей матери, а затем они начинают целовать и обнимать его».

Это первая выставка NFT-искусства, представленная галереей, располагающейся в стране Персидского залива.

Ключевым резидентом культурного события стал художник Ахад Аламуди из Саудовской Аравии. Ради данного мероприятия он создал шесть различных работ, в том числе видеокомпозиции из найденных в Сети материалов, отражающих изменяющуюся идентичность его родины.

«Изначально я думал, что никогда не стану частью этой индустрии. Считаю, что новые знания расширяют возможности, и мне интересно, какое значение данная система имеет для будущего мира искусства», — рассказал Аламуди.

Аль-Ваззан открыл Bawa, руководствуясь желанием привлечь внимание художников халиджи — направления, смешивающего народный фольклор и современные виды искусства. Он и Аламуди работали над созданием выставки на протяжении нескольких месяцев.

Примечательно, что начали они еще до прогремевшего на весь мир аукциона и сперва планировали продавать копии видео через веб-сайт своего проекта. Но торги Christie’s все изменили — галерист быстро переосмыслил иностранный опыт и перевел видеоинсталляции и картины художника в формат NFT, сделав их потенциально выгодным активом.

На данный момент произведения оцениваются в диапазоне 0,8 до 0,9 единцы «эфира», что при современной изменчивости курса криптовалюты сейчас равно в среднем 2 тысячам долларов. Цифровые арт-объекты предлагаются коллекционерам на онлайн-рынке NFT под названием OpenSea.

«В ближайшие 10 лет это изменит рынок искусства», — считает Бандар аль-Ваззан.

Дополнительные выгоды

Смелые эксперименты катарского галериста не прошли мимо соседей по региону. Санни Рахбар, основательница галереи The Third Line в Дубае, считает, что в условиях большого ажиотажа NFT-искусства не следует терять голову — нужно понять, как оно работает и какие у него могут быть результаты.

«Я начала действительно учиться этому. Цены, возможно, сбивают с толку людей. Я понимаю, что сейчас это похоже на Дикий Запад, но я действительно думаю, что подобная технология очень полезна для нашей индустрии. Особенно когда речь идет о происхождении произведения и в случаях контрактов, по которым художники продолжают получать деньги от перепродажи своих работ. Такого не бывает в традиционном мире искусства», — сказала Санни Рахбар.

Новинка цифровой индустрии имеет серьезное преимущество: даже при условии продажи произведения его создатель не теряет авторских прав на него.

Кроме того, при перепродаже цифрового объекта его новым владельцам художник может получить процент от сделки. Поскольку NFT привязан к блокчейну, каждая транзакция фиксируется и регистрируется. Причем криптовалюта Ethereum является полностью открытой системой, за процессами которой может следить каждый желающий.

«Основное преимущество механики состоит в том, что она ставит художника на первое место, а контроль над процессом работы с элементом прозрачности — это в идеале будущее арт-индустрии», — отметила владелица дубайской галереи.

Дополнительные пути NTF

Ранее западная блокчейн-компания нашла свой способ взаимодействия реального произведения искусства с технологией NTF-токенов. Этот опыт связан с картиной небезызвестного уличного художника из Великобритании, работающего под псевдонимом Бэнкси (Banksy).

Фирма Injective Protocol за 95 тысяча долларов купила его картину Morons (White), датированную 2007 годом, и уничтожила ее, предварительно создав невзаимозаменямый токен, привязанный к «цифровому образу предмета искусства». Процесс сожжения арт-объекта транслировался в социальных сетях YouTube и Twitter, и только после этого NTF-версия картины появилась в Сети.

Подобный способ «переконвертации» уникального физического объекта в не менее уникальный цифровой в перспективе может быть использован и художниками, и частными коллекционерами.

Сделанное компанией Injective Protocol стало первым случаем применения такой практики, и только время покажет, как она будет развиваться далее.

Сомнения специалистов

Многие галереи все еще боятся быстрого роста популярности NFT-искусства. Опасения в этом плане преимущественно связаны с двумя направлениями. Первое — недоверие к современным и нетрадиционным видам искусства и их распространению. Второе — слишком быстрый рост популярности может не быть долгосрочным, поэтому если он забудется так же быстро, вложения и потраченное время могут не оправдать себя.

Однако пандемия коронавируса и связанный с ней локдаун стали причиной мощного развития информационных технологий. А подключение художников к этим процессам может сделать их творчество еще более широкодоступным.

Дубайская галерея The Third Line в свою очередь подключилась к NFT-индустрии и работает со своим пулом художников и создателей цифровых шоу из ОАЭ.

Негативный нюанс

Развитие данной технологии имеет и свои отрицательные стороны. В частности, они касаются влияния на окружающую среду.

По данным ArtNews, с момента создания блокчейна Ethereum в атмосферу было выброшено уже более 96,2 млн тонн углекислого газа, что связано с большим количеством энергии, которое затрачивает оборудование, поддерживающее систему. Пока неясно, какой процент в этом числе можно приписать NFT в целом и NFT-искусству в частности, однако и оно будет нести ответственность за эти выбросы.

Однако создатель цифрового кошелька MetaMask и член команды основателей Ethereum Джоэл Дитц настроен оптимистично.

«Ethereum хорошо осознавал данную проблему, и мы попытаемся решить ее в ближайшие пару лет. Мы еще не придумали, как это сделать, поэтому многие новые люди могут попробовать найти другие методы. Есть достаточно возможностей для совместного творчества и улучшения», — сказал Дитц.

Ранее он переехал в Дубай именно для развития связанных с NFT-искусством технологий. Дитц отмечает, что скептики и противники нового вида искусства указывают на невысокий уровень содержания и исполнения многих цифровых произведений. Тем не менее специалист считает, что нужно обращать внимание на контекст произведений и сообщества, их создающие, а не только на технологии.

«Познакомьтесь с людьми, которые это делают, а не только с вещами в виде «гифок» или JPEG-изображений в интернете… Очевидно, здесь много спекуляций, но настоящая энергия и личность людей, стоящих за этим, — вот что меня привлекает», — отмечает Дитц.

С развитием технологий искусство не стоит на месте и догоняет прогресс, становясь отражением современности. Теперь за освоение нового берутся и ближневосточные художники. Глобальная сеть дает таким мастерам искусства возможность не находиться в изоляции, позволяя миру приобщиться к их культуре и экспериментам.

 

Ссылка на первоисточник
Эд ван дер Элскен: любовь, секс, искусство и джаз

Картина дня

наверх